Противостояние правоохранителя и правозащитника - Новости
Мурманск, ул. Марата 14, офис 24
clock+
График работы
 09:00 — 21:00
Сегодня:
Понедельник 21 Январь

+7 911 800-1000

+7 953 300-0011

Противостояние правоохранителя и правозащитника: имеет ли право следователь принуждать адвоката к содействию?

Дата: 27 декабря 2018 г.

Источник: Из личной практики адвоката по уголовным делам Кудашева Сергея Владимировича

Автор: Адвокат Сергей Владимирович Кудашев

Давление на адвокатов со стороны руководства следственных органов может выражаться в различных формах. Если правозащитник дрогнет, значит, подзащитный обречён. Известный в Мурманской области юрист Кудашев С. В. помогает читателям статьи «Призыв начальника следственного органа к адвокату о помощи: это признание некомпетентности сотрудников или же скрытая угроза?» понять, что означает вызов адвоката «на беседу» к следователю, о чём может беседовать правоохранитель в погонах с правозащитником.

Новая методика давления на адвокатов

Теперь давление обрело особо извращённую форму: от адвоката требуют обучать молодых специалистов МВД (следователей), как им меньше морочить свои головы, засаживая людей в тюрьмы на долгие сроки. Другими словами, адвокат, душевно пожимая руку служителю закона, обязан указывать ему на слабые стороны защиты, чтобы следователь смог укрепить сторону обвинения. То есть от адвоката, нанятого обвиняемым, требуется самостоятельно расследовать дело (ведь есть же у него некоторые полномочия подобного рода) исключительно с той целью, чтобы раскрыть перед следователем всю подноготную своего нанимателя.

Понятие «соревновательный процесс» становится каким-то атавизмом. Следователь получает указание подготовить обвинительное заключение именно такое, которое угодно прокурору. Следователь – фигура в процессе самостоятельная, но его продвижение по службе целиком зависит от того, сколько граждан он помог засадить и на какие сроки, а не от их оправдания. Закрывать дело лишь из-за обнаружения таких мелочей, как отсутствие состава преступления или невиновность человека, – плохой признак, от него может повеять со стороны начальства холодком заключения о низком профессионализме (профессиональной непригодности). Вот это действительно пугает.

А как повышают профессионализм? Тавро преступника прокурор успел пропечатать на лбу гражданина ещё до суда, при этом следователь всё не может найти доказательство надуманной вины. Значит, нужно «привлечь к сотрудничеству» адвоката и принудить его «помочь молодому следователю» справиться с его справедливой миссией. Как говорится, сядут рядком, поговорят ладком и договорятся, как подогнать обвинение под самый строгий пункт какой-нибудь статьи погнуснее.

Понятие личного врага

Но что делать следователю, если адвокат не желает выдавать тайны клиента, топить его, а вместе с ним – и свою репутацию? Что если он решит действовать согласно совести и по правилам, установленным законом об адвокатуре? Тогда он и узнает, что бывает за неоказание содействия тем, кто попросту не научился работать, так как привык за годы службы, добывая информацию, плевать на законы.

Не помог «молодому сотруднику следственных органов» засадить клиента, — значит, ты уже не соперник в соревновательном процессе, а личный враг! Хуже всего то, что люди в погонах зачастую учатся не раскрывать преступления, а грубо воздействовать на подследственных и их адвокатов. Они уже не действуют согласно закону, так как для этого нужно профессионально развиваться, а борются с врагами, мешающими им зарабатывать погоны и должности покруче.

Неразрешимая проблема

Несколько лет назад случаи давления на адвокатов обрели размах лавины. Последовало обращение к Уполномоченному по правам человека в России, факты были представлены в Генеральную прокуратуру, ход процесса контролировал Президент РФ. Но система – как мифическая гидра: отрубишь одну голову – вырастет три, причём какая-то остаётся бессмертной.

Сегодняшние реалии – это изменившаяся форма давления без изменения сути. В статье описывается всего один пример, когда на опытного, высокопрофессионального, известного своей принципиальностью адвоката было оказано давление подобного рода, завуалированное под «оказание помощи молодому следователю».

Конечно, такого правозащитника, как Кудашев С. В. сломить не удастся. У этого профессионала и нервы крепкие, и психика устойчивая, и знаний в области юриспруденции предостаточно, чтобы защитить и клиента, и себя. Но не пришло ли время законодателям принять закон о запрете следователям требовать содействия от адвокатов в какой-либо, даже во внешне безобидной форме?

ВернутьсяВернуться