г. Мурманск, пр. Ленина 82, офис 1006
clock+
График работы
 10:00 — 21:00
Сегодня:
Суббота 28 Ноябрь

Лишение родительских прав с позиции ЕСПЧ

Долго думали рассказывать ли вам о постановлении по делу «Илья Лапин против России» или нет, оно вышло летом 2020 года. На наш взгляд оно очень неоднозначное и непосредственно касается вопроса лишения родительских прав отца, который якобы не участвует в жизни ребёнка. Каким бы неоднозначным оно не было на наш взгляд, это постановление думаем будет часто использоваться в судебной практике РФ по аналогичным делам.

Итак, общая ситуация. Илья Лапин развёлся с супругой, когда ребёнку было два года. После этого она удачно вышла замуж и проживала вместе с их общим сыном и отчимом. И ребёнок стал воспринимать как папу нового мужа мамы. При этом о существование другого биологического отца (заявителя Лапина) сын знал, но фактически с ним не общался.

Как пояснял заявитель в своих исках в РФ и в своих жалобах и комментариях в Европейском суде, супруга препятствовала его общению с сыном, она была очень конфликтной и отношения между не строились. И для того чтобы не травмировать ребёнка, заявитель выбрал позицию невмешательства в новую жизнь своего сына. Фактически он иногда встречался с ребёнком в магазине. Имеются в деле также сведения о свидетелях, которые якобы видели, что общение отца с сыном не строятся. По прошествии восьми лет его бывшая супруга и новый её муж решили изменить фамилию ребёнка. И сделать шаг в пользу усыновления новым отцом (отчимом) ребёнка на законных основаниях.

Для этого они обратились в суд за лишением Ильи Ляпина родительских прав. Ситуация довольно банальная. Основным мотивом к лишению родительских прав явилось то, что заявитель не участвует в жизни ребёнка. У него не было задолженности по алиментам. Он не был аморальной личностью, который может оказать негативное влияние на жизнь ребёнка. Но при этом поскольку нисколько не участвовал в его жизнь, супруга решила обратиться за лишением родительских прав в суд. Параллельно заявитель Илья Лапин обращается в суд за определением порядка обращения с ребёнком.

Напоминаем. Прошло восемь лет с момента расторжения брака. И восемь лет фактически Ляпин не общался со своим ребёнком.

Российские суды вынесли решение о лишении родительских прав. И заявитель пожаловался в ЕСПЧ. Что сделал Европейский суд? С одной стороны, основной мотив по которому оценивает ЕСПЧ статью 8 Европейской конвенции, а именно на её основании была подана жалоба в Европейский суд, это интерес ребёнка. С другой стороны, Европейский суд весьма неоднозначно проанализировал доводы сторон и сказал: «Поскольку сын вероятнее всего считает своим отцом отчима и желает сменить фамилию на его, то и связь с биологическим отцом у него прервана и лишение родительских прав в данном случае было правомерно. Поскольку оно соответствовало целям и желаниям ребёнка». При этом ЕСПЧ оценивает противоречивые выводы о том, что жена не давала общаться с сыном заявителю. И то, что заявитель решил не вмешиваться в жизнь новой семьи, дабы ребёнок привык к своей жизни вместе с отчимом.

Естественно, по делу в РФ проводилась экспертиза. Сразу подчеркнём, что экспертиза проводилась без участия отца, который болел на тот период времени. И требования о переносе экспертизы либо о назначении новой или повторной экспертизы не были удовлетворены, к сожалению.

Таким образом, на наш взгляд анализируя это решение, невозможно однозначно сказать следующее:

  1. Было ли желание ребёнка быть усыновлённым другим отцом и разорвать свою связь с биологическим отцом продиктовано конкретно желанием ребёнка.
  2. Готов ли он был в том возрасте и психическом состоянии, в котором находился на тот период времени отдавать отчёт своим решениям.
  3. Находился ли он под давлением? Безусловно, давление может как жёсткое, так и очень мягкое со стороны матери или отчима, в семье которых этот ребёнок проживает.

Поэтому на наш взгляд неоднозначность этого решения говорит о том, что фактически на сегодняшний момент (принимая во внимание доводы ЕСПЧ), отцы, которые переживают за психическое состояние ребёнка (дабы не было возможности разорвать между ними связь родитель и ребёнок), будут настаивать в судебном порядке на общении, постоянно являться с судебными приставами, давить различными органами и организациями для того, чтобы иметь хоть какую-то возможность доказать, что они пытались со своим ребёнком общаться. Как это будет психологически влиять на ребёнка это другой вопрос.

Постановление ЕСПЧ о котором рассказываем, интересно двумя особыми мнениями судей. Безусловно, нам очень нравится то, что в этом формате судьи могут высказать позицию как полностью согласующуюся с тем, что ЕСПЧ вынес в своём итоговом постановлении, так и полностью опровергающего его.

И вот судьи с Кипра и Мальты сказали о том, что лишение родительских прав является некой крайней мерой, которая возможна только в том случае, если для ребёнка общение с его биологическим отцом будет опасно и негативно сказываться на его психическом и физическом здоровье и может привести к неотвратимым последствиям. Сам по себе факт невмешательства отца в жизнь ребёнка, не может за собой повлечь прекращение их биологических взаимоотношений. Напомним, в РФ в отличие от основной Европы (позиции Совета Европы) биологическая связь между родителем и ребёнком является очень важным и неотъемлемым элементом в жизни каждого гражданина. Это ЕСПЧ тоже не учёл.

Ну и ещё один момент, о котором всё равно нужно сказать. Дело рассмотрелось фактически уже после того, как ребёнку исполнилось 18 лет. По большому счёту длительное рассмотрение дела как на уровне РФ, так и на уровне ЕСПЧ в итоге привели к тому, что вопрос заявителя не разрешён. И даже если бы на сегодняшний момент ЕСПЧ вынес обратное решение тому, которое появилось летом 2020 года, исправить ситуацию было бы невозможно. За исключением вопроса о наследовании.

Дата: 05.11.2020
ВернутьсяВернуться