ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА - Дело Суслова против Российской Федерации (№ 2366-07). Суждение (решение) от 29 мая 2012 года — Юридическая, судебная практика. Адвокат Кудашев С. В. Международные суды — Судебная практика
Мурманск, ул. Марата 14, офис 24
clock+
График работы
 09:00 — 21:00
Сегодня:
Воскресенье 18 Ноябрь

+7 911 800-1000

+7 953 300-0011

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА - Дело Суслова против Российской Федерации (№ 2366-07). Суждение (решение) от 29 мая 2012 года

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ПЕРВЫЙ РАЗДЕЛ

СЛУЧАЙ СУСЛОВА против РОССИИ

(Применение № 2366/07)

СУЖДЕНИЕ <*>

(Страсбург, 29. V.2012)

 

--------------------------------

<*> Это суждение станет заключительным в сложившейся ситуации изложенный в Статье 44 § 2 из Соглашения. Это может подвергнуться редакционному пересмотру.

В случае Суслова v. Россия,

Европейский Суд по правам человека (Первый Раздел), сидя как Палата сочинял:

Нина {Vajic} <*>, Президент,

--------------------------------

<*> Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.

Анатолий Ковлер,

Коллега Лорензен,

Элизабет Штайнер,

Ханлар Хайиев,

Миряна Лазарова Трайковска,

Джулия Лэффрэнк, судьи,

и {Андрэ} Уомпаш, Представитель Секшн Реджистрэр,

Обдумав конфиденциально 10 мая 2012,

Выносит следующий приговор, который был принят в ту дату:

 

ФАКТЫ

I. Обстоятельства случая

5. Кандидат родился в 1969, и до его осуждения жил в Рязани.

A. Арест кандидата и начальное задержание

6. 28 декабря 2004 исследователь Рязанской Региональной Прокуратуры, с утверждением обвинителем, просил Окружной суд Sovetskiy, Рязань, чтобы возвратить кандидат в заключении по подозрению в бандитизме и причастности к организованной преступной группировке.

7. В тот же день кандидат был арестован.

8. Тем временем 29 декабря 2004 Рязанский Окружной суд Sovetskiy возвращал кандидат в заключении. Суд держался следующим образом:

«Преступления, в которых [подозревается кандидат], попадают в категорию особенно тяжких преступлений, наказуемых заключением более чем двух лет.

Выбирая более снисходительную предупредительную меру для [кандидат] невозможен, принимая во внимание особую серьезность преступлений, в которых [кандидат] подозревается, так же как факт, что раскрытие личности членов банды преступников, включая [кандидат], может создать реальную угрозу безопасности свидетелей, жертв и их родственников, который следует [выписки] [свидетелем Д.]…»

9. 21 января 2005 обвинения бандитизма, причастности к преступной группировке, вымогательству и мошенничеству в соответствии со Статьями 209 § 2, 210 § 2, 163 § 3 и 159 § 3 из Уголовного кодекса были предъявлены против кандидата. Он был расспрошен как ответчик.

10. 25 января 2005 Рязанский Региональный Суд поддержал решение от 29 декабря 2004 об апелляции.

11. В неуказанную дату кандидат бросил вызов законности своего ареста. Заявлять, что он был защитником, кандидатом, утверждало, что его арест потребовал предварительного согласия суда. 20 марта 2007 Рязанский Региональный Суд, действуя как самый старший уровень юрисдикции, нашел, что арест кандидата не нарушил требования внутригосударственного права.

B. Дальнейшее задержание в течение фазы исследования

12. 24 февраля 2005 Рязанский Окружной суд Sovetskiy расширял задержание кандидата до 24 июня 2005. Суд держался следующим образом:

«Преступления [обвиненный против кандидата] принадлежат, в соответствии со Статьей 15 Уголовного кодекса, к категории особенно тяжких преступлений, которая согласно Статье 108 Уголовно-процессуального кодекса дает повод для применения [опекунская мера]…

В настоящее время необходимо выполнить несколько операционных и исследовательских действий, установить местонахождение известных членов банды преступников, предъявить обвинения против них, выполнить допросы и конфронтации, так же как ознакомить ответчиков, жертв и их адвоката с материалом досье.

Аргумент защитой об изменении обстоятельств, которые заложили основы для применения опекунской меры, не может быть учтен.

Ссылка защиты к факту, что расходы против [кандидат] не вовлекают эпизод, вовлекающий [свидетеля Д.], выписка которого, что он получил угрозы смерти из [кандидат], была основанием для применения опекунской меры, необоснованна.

Выписка [свидетелем Д.], его рукописным объяснением, так же как записью рассмотрения видеозаписи от 6 мая 2002, от который из этого следует, что D. — свидетель преступления, [что он] боится за свою жизнь и [что] угроза прибывает, среди прочего, от [кандидат], была исследована судьей […] как характеристика вопросов [кандидат] индивидуальность и предоставление территории, чтобы полагать, что то, что он был в целом могло представить реальную опасность для безопасности для [свидетеля Д.] что касается других свидетелей, жертв и их семей.

Поэтому, принимая во внимание предшествующее и природу преступлений, в которых [обвинен кандидат], суд приходит к заключению, что есть достаточные основания, чтобы полагать, что [если не задержанный, кандидат] может вмешаться в слушания в уголовном деле, влияя на свидетелей.

При таких обстоятельствах нет никаких оснований для того, чтобы изменить опекунскую меру к более снисходительному…»

13. 31 марта 2005 Рязанский Региональный Суд поддержал вышеупомянутое решение об апелляции.

14. 23 июня и 15 сентября 2005 Окружной суд Sovetskiy расширял задержание кандидата до 24 сентября и 28 декабря 2005 соответственно. Суд полагался на силу тяжести и природу расходов, особую сложность случая и потребности, чтобы выполнить последующие исследовательские действия. Это далее призвало риски побега кандидата и задержки уголовным судопроизводствам, проявляя давление на свидетелей и жертв, и отсутствие любых оснований для изменения опекунской меры.

15. 18 октября 2005 Рязанский Региональный Суд поддержал решение от 15 сентября 2005 об апелляции.

16. 28 декабря 2005 Рязанский Региональный Суд расширял задержание кандидата до 24 марта 2006. Суд держался следующим образом:

«Кажется от материала досье, что, вооруженной погрузочно-разгрузочной бригадой которого [кандидат] был участником, имел и хорошо проверил системы тайны и защиты от правоохранительных органов (отработанные системы конспирации и защиты от правоохранительных органов); если в свободе [кандидат] мог бы принять меры против продолжающегося исследования, включая посредством проявления незаконного давления на свидетелей и жертв.

Это следует из материала досье, который в ходе операционных служащих операций поиска Единицы Организованной преступности в Рязанском Региональном Министерстве внутренних дел получил информацию в том смысле, что члены преступной группировки Osokinskaya, зная, что уголовные судопроизводства в связи с ее преступной деятельностью начались, наводили справки о тех, кто был расспрошен в случае как свидетели и жертвы с представлением подчинения их к незаконному влиянию…»

17. 14 февраля 2006 Верховный Суд России поддержал вышеупомянутое решение об апелляции.

18. 21 марта 2006 Рязанский Региональный Суд далее расширял задержание кандидата до 28 июня 2006, которое является для полной продолжительности восемнадцати месяцев. Во взятии соответствующего решения у Регионального Суда было отношение к особой серьезности расходов против кандидата и риска, что он проявит давление на свидетелей (суд применял формулировку предыдущего дополнительного заказа от 28 декабря 2005). Суд также исследовал возможность применения более снисходительной предупредительной меры и отклонил это.

19. 26 апреля 2006 расходы против кандидата были исправлены. Они вовлекали бандитизм, причастность к преступной группировке, вымогательству, мошенничеству, герметизируя вовлеченных, чтобы завершить сделки, организовывая грабеж, убийство, покушение на убийство и причинение серьезного телесного повреждения, и торгуя огнестрельным оружием и боеприпасами в соответствии со Статьями 209 § 2, 210 § 2, 163 § 3, 159 § 3, 179 § 2, 162 § 3 соединении со Статьей 33 § 3), 105 § 2 соединении со Статьями 30 § 3 и 33 § 3), 111 § 3 соединении со Статьей 33 § 3) и 222 § 3 (один и в соединении со Статьей 33 § 3) Уголовного кодекса.

20. 4 мая 2006 кандидату и его юристу сообщили, что предварительное следствие было завершено. Из документов, представленных правительством, можно заметить, что они оба подписали документ о завершении предварительного следствия и выразили желание прочитать файл случая, и вместе и отдельно.

21. 18 мая 2006 кандидат начал читать файл случая.

22. В тот же день юрист кандидата был приглашен изучить файл случая. Это поддержано письмом, приглашающим юриста кандидата появиться в IZ-62/1 средство в Рязани в 10:00, чтобы изучить материал досье. Письмо имеет записку от руки, сделанную главой ассоциации юристов, которой юрист кандидата был членом: «Полученный для передачи в А. Юдина. 18 мая 2006. Подпись».

23. 23 июня 2006 Рязанский Региональный Суд расширял заключение под стражу до начала судебного процесса кандидата, пока он и его юрист не закончили изучать файл случая (состоящий из семидесяти пяти объемов), но не вне 24 сентября 2006. Суд держался следующим образом:

»[…] В соответствии со Статьей 109 § 7 из Уголовно-процессуального кодекса, если после завершения предварительного следствия предельные сроки, изложенные в Статье 109 § 5 для того, чтобы дать обвиняемый и его файл возможности ознакомиться с делом адвоката, были выполнены, но тридцатидневный период оказывается недостаточным для них, чтобы прочитать весь файл, исследователь […] может подчиниться суду, не позже чем семь дней перед истечением максимального периода задержания, запросом о расширении периода от задержания до выяснения обстоятельств. В [кандидат] окружает вышеупомянутые требования закона, были выполнены.

В его запросе о расширении [кандидат] задержание, ожидающее исследование до [кандидат] и его адвокат закончил читать файл […], исследователь указал, что в настоящий момент не было никаких оснований для изменения или прерывания применения [опекунская мера]. Как прежде, есть достаточные причины полагать, что, если выпущено, [кандидат], принимая во внимание серьезность расходов против него, может скрыться или иначе затруднить слушания в случае. Поэтому, обстоятельства, которые принудили суд применять опекунскую меру к [кандидат], остались неизменными.

В то же самое время простираясь [кандидат] задержание, пока он и его адвокат не закончили читать файл случая…, не указывая на определенную дату окончания, противоречит требованиям Статьи 109 Уголовно-процессуального кодекса. Вышеупомянутая Статья подразумевает, что расширение предоставляют в течение времени, которое требуют власти исследования. [Однако], простираясь [кандидат] задержание без указания относительно определенной даты окончания… ухудшило бы [его] ситуацию и удалило бы предупредительную меру из судебного контроля.

7 февраля 2006 Общий Представитель Обвинителя расширял предельный срок для предварительного следствия… до 24 сентября 2006 включительно.

Поэтому, суд расширяет [кандидат] задержание, пока он и его адвокат не закончили читать файл случая…, до 24 сентября 2006 включительно, который является до истечения предельного срока для предварительного следствия…

Аргумент, выдвинутый защитой, в том смысле, что власти исследования нарушили требования Статьи 109 § 5, необоснован.

Это следует из записи на завершении исследовательских действий от 4 мая 2006, что [кандидат] и [его юрист] выражал их желание прочитать файл случая и вместе и отдельно.

18 мая 2006 глава Центральной Ассоциации юристов [Рязани], K., получил уведомление от имени [юрист кандидата Юд.] информирование [последние], что [кандидат] начал читать файл случая и что он был также приглашен появиться 19 мая 2006 в Рязани IZ-62/1, возвращают тюрьму к [изучают файл случая].

Согласно записи изучения файла случая и выписок, сделанных [кандидат] и [его юрист], они встретились в тюрьме арестованного несколько раз после 18 мая 2006, все же не обсуждал, когда они совместно изучат файл случая.

Это появляется от предшествующего что до 31 мая 2006 [юрист кандидата Юд.] сознательно, казалось, не изучил файл случая, не дал себе возможность использовать эту ситуацию перед судом.

Требования Статьи 109 § 5 из Уголовно-процессуального кодекса были поэтому выполнены…»

24. 16 августа 2006 Верховный Суд России поддержал вышеупомянутое решение об апелляции.

25. 18 сентября 2006, и 18 января, 21 мая и 11 сентября 2007, Рязанский Региональный Суд далее расширял задержание кандидата, пока он и его юрист не завершили их чтение файла случая, но не вне 24 января, 24 мая и 24 сентября 2007, и 24 января 2008 соответственно. Все решения были сформулированы так же к решению от 23 июня 2006.

26. 31 октября 2006 и 14 марта, 17 июля и 24 октября 2007 соответственно, Верховный Суд России поддержал вышеупомянутые решения об апелляции.

27. После запроса исследователя, 31 октября 2007 Рязанский Окружной суд Sovetskiy, ограниченный до 21 декабря 2007 время для кандидата и его юриста, чтобы изучить файл случая.

28. 27 декабря 2007 исследователь принимал решение, что чтение файла случая кандидатом и его юристом должно быть завершено.

29. 17 января 2008 кандидат и его юрист подписали запись в том смысле, что они завершили свое чтение файла случая.

30. 18 января 2008, однако, Рязанский Региональный Суд далее расширял задержание кандидата до 24 апреля 2008, в отношении Статьи 109 § 7 из Уголовно-процессуального кодекса. У суда было отношение к факту, что юрист кандидата подал запрос (природа запроса не была указана в соответствующем решении суда), который еще не был обработан, что другие соответчики не закончили читать файл случая, и также к силе тяжести и природе расходов против кандидата и риска его побега или иначе вмешательства с курсом слушаний.

31. 8 апреля 2008 уголовное дело против кандидата и пятнадцати других было передано Рязанскому Региональному Суду для испытания.

C. Задержание в течение пробной фазы

32. На предварительном слушании 23 апреля 2008 Рязанский Региональный Суд расширял кандидат и задержание девяти других соответчиков во время судопроизводств до 8 октября 2008. Поскольку это касалось кандидата, решение, прочитанное следующим образом:

«… [28 декабря 2004 был арестован кандидат]. Его задержание неоднократно расширялось в соответствии с преступным процессуальным правом, в прошлый раз до 24 апреля 2008, в течение в общей сложности трех лет, трех месяцев и двадцати восьми дней.

В соответствии со Статьей 110 Уголовно-процессуального кодекса предупредительная мера может быть снята или изменена, если больше не необходимо или если основания для его заявления изменились.

Это следует из материала, исследованного судом, который фактические обстоятельства, которые служили основанием для решений суда применить опекунскую меру к ответчикам и ее последующему расширению, не изменили и остаются… достаточными, с точки зрения принципа достоверности, чтобы поддержать [вышеупомянутую] предупредительную меру. Никакие убедительные аргументы не были выдвинуты защитой относительно существования никаких новых фактических или юридических оснований для того, чтобы изменить предупредительную меру.

Обстоятельства, на которые указывают ответчики и их адвокат такой как [ответчики] положительные ссылки, их семейная ситуация, [существование], постоянное место жительства, [их] состояние здоровья и потребность, чтобы поддержать их семьи, не устраняет риск того, что они скрывались от судьи или иначе затруднения слушаний в случае, так как ответчики обвинены в особенно тяжких преступлениях, включая бандитизм…

[Вышеупомянутые] обстоятельства не благоприятны для того, чтобы заменить [опекунскую] меру [более снисходительный].

Несмотря на полную продолжительность задержания ответчиков, существующий риск их побега — достаточное основание для ограничения их [право на] свобода лица. Кроме того расширение задержания относительно ответчиков, обвиненных в бандитизме, оправдано потребностью, чтобы защитить права и интересы жертв и свидетелей, так же как общественного интереса, который, несмотря на презумпцию невиновности, перевешивает уважение к свободе личности…»

33. 17 июня 2008 Верховный Суд России поддержал вышеупомянутое решение об апелляции.

34. Тем временем 7 июня 2008 Рязанский Региональный Суд запланировал дату открытия испытания и поддержал предупредительные меры, относился к кандидату и его соответчикам.

35. 24 сентября 2008 Рязанский Региональный Суд расширял кандидат и задержание девяти других соответчиков в течение трех месяцев до 8 января 2009. Это нашло следующим образом:

«… [Ответчики] были обвинены в бандитизме и причастности к преступному сообществу, — уголовные преступления, направленные против государственной безопасности и общественного порядка. [Кандидат и четыре других соответчика] были также обвинены в ухудшенных убийствах. Преступления, вменяемые в вину против ответчиков принадлежат категории серьезных и особенно тяжких преступлений наказание, для которого не только превышает заключение двух лет, но также и превышает время, которое ответчики до сих пор проводили в заключении.

Согласно информации, содержавшейся в файле случая относительно лиц [ответчиков]:

— [кандидат и семь других], у кого есть семьи и дети, не работали в течение долгого времени перед их арестами;…

Это также следует из подчинения судебным преследованием что:

[Свидетель судебного преследования Еж.] представленный суду, что давление было проявлено на нем ответчиками, относительно которых опекунская мера была применена с целью вынудить его сделать ложные утверждения о них.

[Ответчик С.], который допустил его вину […], но кто еще не был расспрошен судом на достоинствах расходов, попросил, чтобы суд взял меры по обеспечению безопасности в его уважении, пока он не был расспрошен, боясь [запугивания] [ответчики в заключении]…

Меры по обеспечению безопасности были взяты относительно многих свидетелей, которые [также] боялись за их безопасность. Некоторые из них… были подвергнуты сомнению судом анонимно и в условиях, в которых они не могли быть замечены подарком других во время слушаний.

[Отдельные судебные разбирательства были начаты против нескольких других подозреваемых, которые разыскиваются.]…

Нарушения постановлений суда, переданных ответчиками во время опроса свидетелей судебного преследования, показывают, что они пытались влиять на свидетелей даже в суде.

Из 500 [свидетели судебного преследования] суд подверг сомнению только тридцать два.

Поэтому, это было установлено, что суд не расспросил большинство свидетелей и жертв; [то, что] есть территория, которая будет касаться [риск] незаконное влияние на них ответчиками; [то, что] есть свидетели и один из ответчиков, которые боятся такого влияния; [то, что] у ответчиков есть фактическая возможность проявить такое влияние даже, в то время как они находятся в заключении; [и это] есть свидетели, которые были уже запуганы [ответчиками].

Анализ вышеупомянутой информации дает территорию, чтобы полагать, что, если выпущено, ответчики не только могут скрыться и поддержать свою преступную деятельность, но также и влиять на жертв и свидетелей, которые еще не были расспрошены судом, таким образом затрудняя отправление правосудия.

Защита не выдвинула обстоятельств, препятствующих тому ответчикам быть задержанными в заключении; и при этом любые такие обстоятельства не могут быть замечены по файлу случая. Защита также не выдвинула действительный аргумент относительно существования новых фактических или юридических оснований для того, чтобы изменить опекунскую меру.

Обстоятельства, упомянутые защитой… такой как [ответчики] положительные ссылки, их [семейная ситуация] и [существование постоянного места жительства]…, не могут быть рассмотрены судом как льготные и достаточные основания для того, чтобы изменить опекунскую меру. Кроме того, существование этих обстоятельств как таковых не исключает возможность, что ответчики скроются или иначе затруднят слушания в случае, так как они обвинены в особенно тяжких преступлениях, включая бандитизм, наказуемый с заключением.

Исследуя запросы сторон относительно опекунских мер суд учитывает: сила тяжести и природа расходов против ответчиков; достоверность подозрения, оправдывающего размещение каждого ответчика в заключении; время каждый из ответчиков уже потратило в заключении; анкетные данные относительно каждого из ответчиков; [и] возможность применения более снисходительной предупредительной меры.

Задержание [ответчиков] было заказано и неоднократно простиралось в соответствии с правилами уголовного процесса.

Статья 255 Уголовно-процессуального кодекса не предусматривает возможность простирающегося задержания во время уголовных судопроизводств вне шести месяцев в случаях относительно серьезных или особенно серьезных уголовных преступлений, каждый раз для больше чем три месяца.

Это следует из материала досье, который фактические обстоятельства, которые [были учтены судами], когда [применение и распространение] опекунская мера не только осталась неизменной, но была расширена новыми и существенными обстоятельствами, которые, взятый вместе, оценены судом как достаточные…, основывают для того, чтобы поддержать опекунскую меру.

Риск, существующий в текущую стадию слушаний побега ответчиков, является достаточным основанием для [дальнейшего] лишения [их] свободы, несмотря на длинный срок их заключения под стражу до начала судебного процесса. Кроме того, расширение задержания относительно обвиненных в бандитизме оправдано потребностью, чтобы защитить права и интересы жертв и свидетелей, так же как [потребность, чтобы защитить] общественный интерес, который, несмотря на [ответчики] презумпция невиновности, перевешивает уважение к свободе личности…»

36. 21 ноября 2008 Верховный Суд России поддержал вышеупомянутое решение об апелляции.

37. 22 декабря 2008 Рязанский Региональный Суд расширял кандидат и задержание девяти других соответчиков в течение трех месяцев, до 8 апреля 2009 включительно. Суд применял то же самое рассуждение как в его дополнительном заказе от 24 сентября 2008. Кроме того, суд принял во внимание, что члены преступной группировки, которой кандидат был предположительно членом, помогли друг другу всякий раз, когда уголовные судопроизводства были установлены или против них, так, чтобы участник избежал наказания или получил менее серьезный. Суд определенно упомянул два примера такого поведения членами рассматриваемой преступной группировки.

38. 24 февраля 2009 Верховный Суд России поддержал вышеупомянутое решение об апелляции.

39. 23 марта 15 июня и 24 сентября 2009 Рязанский Региональный Суд расширял кандидат и задержание девяти других соответчиков каждый раз в течение трех месяцев, до 8 июля и 8 октября 2009 и 8 января 2010 соответственно. Суд принял то же самое рассуждение как в его предыдущих дополнительных заказах и обратился к новым аргументам, поднятым некоторыми из ответчиков (не кандидат).

40. 27 апреля 30 июля и 3 ноября 2009 соответственно Верховный Суд России поддержал вышеупомянутые дополнительные заказы на апелляцию.

41. 21 декабря 2009 Рязанский Региональный Суд расширял кандидат и задержание его девяти соответчиков во время судопроизводств в течение еще трех месяцев до 8 апреля 2010. Суд добавил к его предыдущему рассуждению факт, что во время испытания некоторые из свидетелей и жертв изменили их выписки, поскольку они касались кандидата и двух других соответчиков. Суд далее упомянул большой объем материала случая и доказательств, вовлекая многократные эпизоды и многочисленных участников.

42. 24 марта, 30 июня, 23 сентября и 20 декабря 2010 Рязанский Региональный Суд далее расширял кандидат и задержание его девяти соответчиков во время судопроизводств, каждый раз в течение трех месяцев, до 8 июля и 8 октября 2010 и 8 января и 8 апреля 2011 соответственно. Суд применял ту же самую цепь рассуждений как в ее предыдущих дополнительных заказах. Дополнительный заказ от 30 июня 2010 далее обратился к аргументу ответчиков, что продолжительность их задержания во время судопроизводств была чрезмерной:

«Аргумент ответчика, что их задержание во время судопроизводств было чрезмерно долго, опровергнут испытанием непосредственно. Уголовное дело мультиэпизода с большим количеством участников исследовалось [судом] на достоинствах с 30 июля 2008; слушания только отложены по требованию защиты или когда защита неспособна следить; в слушаниях нет никаких необоснованных прерываний. Суд неоднократно применял… меры ко всем ответчикам, задержанным во время судопроизводств… для нарушений постановлений суда и [явные действия, нацеленные на] отсрочка слушаний. Юридическая и фактическая сложность случая, поведение ответчиков… и организационных мер, взятых шоу суда [что испытание выполняется в соответствии с требованием разумного срока].»

D. Осуждение кандидата

43. 28 марта 2011 Рязанский Региональный Суд осудил кандидат бандитизма, ухудшенного убийства, грабежа, вымогательства, мошенничества и других оказывания нажима на, чтобы завершить сделки, и приговорил его к заключению шестнадцати лет. Суждение бежало к 335 страницам.

44. 19 октября 2011 Верховный Суд России поддержал вышеупомянутое суждение по апелляции.

II. Соответствующее внутригосударственное право и практика

A. Конституция Российской Федерации

45. Статья 22 Конституции обеспечивает, что все должны иметь право на свободу и неприкосновенность личности. Это далее обеспечивает тот арест, задержание и возвращение под стражу должны быть позволены только решением суда.

B. Код Преступника

Процедура Российской Федерации ( «CCrP»)

1. Арест и предупредительные меры в уголовных судопроизводствах

46. Полиция может арестовать лицо, подозреваемое в совершении преступления наказуемого заключением, если лицо поймано совершить преступление или немедленно после совершения этого. Никакая судебная власть не требуется для ареста (Статья 91).

47. В течение сорока восьми часов после времени ареста должен быть освобожден подозреваемый, если предупредительная мера в форме возвращения под стражу не была наложена на лицо, или окончательное решение не было отсрочено судом. Когда возвращение под стражу считают необходимым, заявление должно быть подано к тому эффекту с окружным судом обвинителем или исследователем с согласием обвинителя (Статья 94).

48. «Предупредительные меры» или «меры ограничения» (меры пресечения) включают обязательство не покинуть город или регион, личную гарантию, залог и задержание (Статья 98). В случае необходимости подозреваемого или обвиняемый можно попросить дать обязательство появиться (обязательство о явке) (Статья 112).

49. Выбирая предупредительную меру, компетентный орган обязан рассматривать, есть ли «достаточные основания, чтобы полагать», что обвиняемый скрылся бы во время исследования или испытания, повторно оскорбить или затруднить учреждение правды (Статья 97). Это должно также принять во внимание серьезность сбора, информации о характере accused, его или её профессии, возрасте, состоянии здоровья, семейном положении и других обстоятельствах (Статья 99).

50. Задержание может быть заказано судом, если сбор несет предложение заключения по крайней мере двух лет, при условии, что менее рестриктивная предупредительная мера не может быть применена (Статья 108 § 1).

2. Предельные сроки для задержания «ожидание исследования»

(a) Начальное задержание и его расширения

51. После ареста подозреваемый размещен в заключение «надвигающееся исследование». Максимальный разрешенный период от задержания до выяснения обстоятельств «надвигающееся исследование» не должен превысить два месяца. Это может впоследствии быть расширено до шести месяцев (Статья 109 § 1).

52. Дальнейшие расширения к двенадцати месяцам возможны только относительно лиц, обвиняемых в серьезных или особенно серьезных уголовных преступлениях ввиду сложности случая и если есть территория, оправдывающая задержание. Запрос исследователя о расширении должен быть одобрен Региональным Обвинителем (Статья 109 § 2).

53. Расширение задержания вне двенадцати месяцев и до восемнадцати месяцев может быть разрешено только при исключительных обстоятельствах относительно лиц, обвиняемых в особенно серьезных преступлениях по запросу исследователя, одобренному Общим Обвинителем или его Представитель (Статья 109 § 3).

54. Расширение задержания вне восемнадцати месяцев запрещено, и задержанный должен быть немедленно освобожден, если запрос судебного преследования о расширении с целью изучения случая не предоставил суд в соответствии со Статьей 109 § 8 из CCrP (Статья 109 § 4).

(b) Дополнительное расширение для изучения файла случая

55. После завершения исследования задержанному нужно дать файл возможности ознакомиться с делом не позже чем тридцать дней перед истечением максимального периода от задержания до выяснения обстоятельств, обозначенного в параграфах 2 и 3 (Статья 109 § 5).

56. Если доступ предоставляют в более позднюю дату, задержанный должен быть освобожден после истечения максимального периода от задержания до выяснения обстоятельств (Статья 109 § 6).

57. Если доступ предоставляют за тридцать дней до того, как истечение максимального периода от задержания до выяснения обстоятельств, но тридцатидневного периода оказывается недостаточным, чтобы прочитать все досье, исследователь может просить суд расширить период от задержания до выяснения обстоятельств. Запрос должен быть подан не позже чем семь дней перед истечением периода задержания. Если несколько ответчиков вовлечены в слушания, и тридцатидневный период недостаточен для по крайней мере одного из них, чтобы прочитать все досье, исследователь может просить суд расширить период от задержания до выяснения обстоятельств относительно тех ответчиков, которые закончили читать файл случая, при условии, что потребность в опекунской мере для них сохраняется и это нет никаких оснований для того, чтобы выбрать другую предупредительную меру (Статья 109 § 7).

58. В течение пяти дней после получения запроса о расширении должен решить судья, предоставить ли это или отклонить это и освободить задержанного. Если расширение предоставляют, период от задержания до выяснения обстоятельств расширен до тех пор, пока будет достаточно для задержанного и адвоката, чтобы закончить читать файл случая и для судебного преследования, чтобы представить случай суду первой инстанции (Статья 109 § 8).

3. Предельные сроки для задержания

«перед судом» / «во время судопроизводств»

59. С даты обвинитель вперед случай к суду первой инстанции, задержание ответчика «перед судом» (или «во время судопроизводств»). Период от задержания до выяснения обстоятельств «во время судопроизводств» не может обычно превышать шесть месяцев, но если случай касается серьезных или особенно серьезных уголовных преступлений, суд первой инстанции не может одобрить одно или более расширений больше чем три месяца каждый (Статья 255 § § 2 и 3).

4. Характерные особенности слушаний в преступнике

случаи относительно защитников

60. Решение открыть уголовное дело против защитника принято обвинителем с предварительным одобрением окружным судьей (Статья 448 § 1).

61. Защитники не неуязвимы для ареста (Статья 449).

62. До учреждения уголовных судопроизводств против защитника исследовательские действия выполнены после утверждения окружным судьей (Статья 450 § 5).

C. Прецедентное право Конституционного суда

из Российской Федерации

63. Исследование совместимости Статьи 97 РСФСР CCrP (теперь замененный Статьей 109 CCrP, единственное различие между этими двумя Статьями, являющимися той Статьей 97, в отличие от новой Статьи 109, наложило шестимесячное ограничение на максимальный период от задержания до выяснения обстоятельств с целью изучения файла случая с Конституцией, 13 июня 1996 Конституционный суд, которым управляют следующим образом:

«… предоставление достаточного количества времени ответчика для изучения файла не должно привести к… тому, что он был задержанным неопределенно. Неопределенное задержание составило бы наказание ответчика для того, чтобы использовать его процедурные права и таким образом побудить его отказываться от тех прав…»

64. 25 декабря 1998 Конституционный суд выпустил дальнейшее разъяснение своей позиции (167-O номер решения), находя следующим образом:

«3…. изучение файла [ответчиком и его адвокатом] является необходимым условием для того, чтобы продлить срок задержания [вне восемнадцати месяцев], но это не может быть, взято самостоятельно в качестве достаточного основания для предоставления такого расширения… По этой причине в каждом случае прокурорское заявление на распространение периода от задержания до выяснения обстоятельств вне восемнадцати месяцев (Статья 97 § § 4, 6 из РСФСР CCrP) должно отнестись не к факту, что ответчик и его адвокат продолжают изучать файл…, а скорее к фактической информации, демонстрирующей, что эта предупредительная мера не может быть отменена, и юридические основания для ее длительного заявления остаются…

6… Статья 97 § 5 из РСФСР, CCrP явно обеспечивает, что на применении обвинителем судья может расширить задержание ответчика до тех пор, пока ответчик и его адвокат закончили изучать файл и обвинителя, не представила это [пробному] суду, но больше чем шесть месяцев. Соответственно, закон не предусматривает жилье повторных заявлений на расширение задержания ответчика, даже после того, как дополнительное исследование [было выполнено]… В отсутствие явно выраженного законного положения для повторных расширений задержания на той земле любая другая интерпретация [Статьи 97] нарушила бы запрет на незаконное содержание под арестом в рамках решения Конституционного суда от 13 июня 1996.»

65. Его номером решения, 184-O от 6 июня 2003, Конституционный суд отказался исследовать жалобу г-ном Естом., в котором он бросил вызов совместимости с Конституцией Статьи 109 § 8 из Уголовно-процессуального кодекса, поскольку это позволило расширение задержания надвигающееся исследование вне максимального предельного срока и неопределенно в то время как ответчик закончил читать материал в файле случая. Конституционный суд считал, что такое расширение было только возможно, если там все еще существовал «достаточные основания, чтобы полагать», что обвиняемый мог бы скрыться во время исследования или испытания, повторно оскорбить или иначе затруднить учреждение правды, в соответствии со Статьей 97 Уголовно-процессуального кодекса. Поскольку оспариваемое предоставление не устанавливало определенный предельный срок для того, чтобы держать ответчика в заложниках, в то время как он изучил файл случая, Конституционный суд полагал, что это учитывало возможность определения такого предельного срока для каждого особого случая, в зависимости от его определенных особенностей, при условии, что основания для задержания, установленного в Статье 97, были достаточно подтверждены. Суд пришел к заключению, что оспариваемое предоставление не могло интерпретироваться как обеспечение лишнего или неограниченного задержания. И при этом это не лишало ответчика и его адвоката права бросить вызов перед более высоким судом законность и законность дополнительного заказа, так же как подать заявку на подъем или изменение опекунской меры.

66. Номером решения, 352-O от 11 июля 2006, Конституционный суд подтвердил свою позицию, в отношении вышеназванного 167-O номера решения, что в отсутствие четко выраженного положения к тому эффекту, предельные сроки во время предварительного следствия не могут неоднократно расширяться, особенно на том же основании, сверх максимального предельного срока, изложенного в CCrP.

67. Его решением № 271-O-O от 19 марта 2009, Конституционный суд отказался исследовать подобную жалобу г-ном Р. В отношении его предыдущих решений от 13 июня 1996, 25 декабря 1998 и 6 июня 2003, Конституционный суд считал, что даже при том, что Статья 109 § 8 не определяла максимальный период, в пределах которого расширение можно было предоставить с целью изучения файла случая, это не подразумевало возможность чрезмерного или неограниченного задержания, потому что в предоставлении расширения суд не должен положиться исключительно на обоснованное подозрение, что ответчик совершил преступление, но должен, главным образом, базировать его решение об определенных обстоятельствах, оправдывающих длительное задержание, таких как его потенциал, чтобы проявить давление на свидетелей или установленный риск его побега или переоскорбления, так же как важности предмета слушаний, сложности случая, поведения ответчика и других соответствующих факторов.

D. Прецедентное право Верховного Суда Российской Федерации

68. В его решении № 22 от 29 октября 2009 «На Применении Судами Предупредительных мер в Форме Возвращения под стражу, Залог и Домашний арест» Пленум Верховного Суда держались следующим образом:

«18. […] В соответствии со Статьей 109 § 7 из Уголовно-процессуального кодекса, после запроса исследователя суд может расширить задержание accused до тех пор, пока он и его защита закончили изучать файл случая, и обвинитель представил это [пробному] суду, если после завершения предварительного следствия обвиняемому дали файл возможности ознакомиться с делом не позже чем тридцать дней перед истечением максимального периода от задержания до выяснения обстоятельств, обозначенного в Статье 109 § § 2 и 3 [шесть, двенадцать, восемнадцать месяцев]. В этом случае соответствующий дополнительный заказ должен указать на точный период, в течение которого сделано расширение.»

ЗАКОН

I. Предполагаемое нарушение Статьи 5 § 1 из Соглашения

69. Кандидат жаловался в соответствии со Статьей 5 § 1 ©, что его задержание на арестованном в период между 28 июня 2006 и 24 апреля 2008 было незаконно. Соответствующая часть Статьи 5 обеспечивает следующим образом:

«1. Все имеют право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не должен быть лишен его свободы, экономят в следующих случаях и в соответствии с процедурой, предписанной законом:

© законный арест или задержание лица произвели с целью обеспечения его перед компетентным органом правовой защиты по разумному подозрению в том, что совершили преступление или когда разумно считают необходимым предотвратить его совершение преступления или избежание сделав так…»

A. Допустимость

70. Суд отмечает, что эта жалоба не явно необоснованна в рамках Статьи 35 § 3 (a) Соглашения. Это дальнейшие примечания, что это весьма допустимо на любых других основаниях. Это должно поэтому быть объявлено допустимым.

B. Достоинства

1. Подчинение сторонами

71. Что касается соответствующих положений внутригосударственного права, решения о Пленуме Верховного Суда от 29 октября 2009 (см. параграф 68 выше) и решения Конституционного суда от 6 июня 2003 (см. параграф 65 выше), правительство утверждало, что положения внутригосударственного права, предусматривающего возможность распространения задержания задержанного, надвигающееся исследование вне максимума восемнадцати месяцев по причине потребности в нем или ней, чтобы изучить файл случая было достаточно доступно, точно и обозримо в их заявлении, и не опрокидывало «качество закона» и «юридической уверенности» требования. Такое расширение было только возможно, если, кроме потребности ответчика, чтобы изучить файл случая, там оставался соответствующими и достаточными причинами того, чтобы продолжить держать его или ее в заложниках, дату окончания рассматриваемого периода задержания, зависящего исключительно от того, как скоро ответчик закончит изучать файл случая.

72. Кандидат утверждал, что его юристу предоставили файл возможности ознакомиться с делом меньше чем за тридцать дней до истечения максимального периода от задержания до выяснения обстоятельств, обозначенного в Статье 109 § 3 из Уголовно-процессуального кодекса, для которой причины расширения его задержания, ожидающего исследование вне восемнадцати месяцев, были незаконны. Он далее утверждал, что решение о Пленуме Верховного Суда от 29 октября 2009, который интерпретировал Статью 109 § 7 из Уголовно-процессуального кодекса как требование, чтобы внутренние суды указали на точный период, в течение которого расширение задержания, ожидающего исследование файла случая, сделано, упомянутое правительством, не существовало, когда он читал файл случая в 2006 — 08.

2. Оценка Суда

(a) Общие принципы

73. Суд повторяет, что «законные» выражения и «в соответствии с процедурой, предписанной законом» в Статье 5 § 1 по существу, вернулись к государственному праву и заявляют обязательство соответствовать независимым и процессуальным нормам этого. Однако, «законность» задержания в соответствии с внутригосударственным правом — не всегда решающий элемент. Суд должен, кроме того, быть удовлетворен, что задержание во время периода на рассмотрении совместимо с целью Статьи 5 § 1 из Соглашения, которое должно препятствовать тому, чтобы частные лица были лишены их свободы произвольным способом (см., среди других властей, Худоеров v. Россия, № 6847/02, § 124, ECHR, 2005-X (выдержки)).

74. Суд должен кроме того установить, является ли само внутригосударственное право в соответствии с Соглашением, включая общие принципы, выраженные или подразумеваемые там. На этом последнем пункте Суд подчеркивает, что, где лишение свободы затронуто, особенно важно, чтобы общий принцип юридической уверенности был удовлетворен. Поэтому важно, что условия для лишения свободы в соответствии с внутригосударственным правом ясно определены и что закон непосредственно быть обозримым в его заявлении, так, чтобы это соответствовало стандарту «законности», установленной Соглашением, стандарт, который требует, чтобы весь закон был достаточно точен, чтобы позволить лицу, которому дают соответствующее уведомление в случае необходимости, чтобы предвидеть, в известной степени который разумен в сложившейся ситуации, последствия, которые может повлечь за собой данное действие (см. {Jecius} v. Литва, № 34578/97, § 56, 2000-IX ECHR, и Барановский v. Польша, Нет. 28358/95, § § 50 — 52, 2000-III ECHR).

(b) Применение этих принципов в данном случае

75. Суд замечает, что применимые положения внутригосударственного права разрешали задержание до восемнадцати месяцев во время исследования дальнейшем «максимальный период задержания») относительно частных лиц, обвиняемых в особенно серьезных преступлениях (Статья 109 § 3, процитированный в параграфе 53 выше). Внутригосударственное право далее при условии, что рассматриваемый период мог быть расширен, если бы ответчику предоставили файл возможности ознакомиться с делом не позже чем тридцать дней перед истечением максимального периода задержания и если тридцатидневный период оказался недостаточным для него или ее, чтобы прочитать все досье. Если бы несколько ответчиков были вовлечены в слушания, и тридцатидневный период был недостаточен для по крайней мере одного из них, чтобы прочитать все досье в пределах тридцатидневного периода, то максимальный период задержания мог быть расширен относительно тех ответчиков, которые завершили чтение файла случая, при условии, что потребность опекунской меры для них сохранилась и не было никаких оснований для выбора другой предупредительной меры (Статья 109 § § 5, 7 и 8, процитированный в параграфах 55, 57 и 58 выше).

76. В данном случае, вовлекая кандидат и пятнадцать соответчиков, максимальный восемнадцатимесячный период задержания кандидата во время исследования истек 28 июня 2006 (см. параграф 18 выше). Кандидату предоставили файл возможности ознакомиться с делом 18 мая 2006, который является за более чем тридцать дней до истечения максимального периода задержания (см. параграфы 20 — 22 выше), но тридцатидневный период оказался недостаточным для него, чтобы прочитать все семьдесят пять объемов файла случая. По этой причине, по требованию исследователя, 23 июня 2006 Региональный Суд расширял задержание кандидата, пока он и его юрист не закончили изучать файл случая, но не вне 24 сентября 2006. Суд полагался на Статью 109 § 7 из Уголовно-процессуального кодекса. Задержание кандидата, ожидающее исследование файла случая, было впоследствии расширено в той же самой цели и в отношении того же самого законного положения 18 сентября 2006, 18 января, 21 мая и 11 сентября 2007, до 24 января, 24 мая и 24 сентября 2007 и 24 января 2008 соответственно. Это было далее расширено 18 января 2008 до 24 апреля 2008, ожидая исследование файла случая соответчиками.

77. Суд вспоминает, что ранее исследовал подобную ситуацию в случае Царенко v. Россия (№ 5235/09, 3 марта 2011).The Суд применяла следующую цепь рассуждений:

«60. В данном случае задержание этих восемнадцати месяцев кандидата во время исследования истекло 12 сентября 2008. По запросу исследователя Городской Суд предоставил расширение до 4 октября 2008 с целью изучения файла случая. Это полагалось на Статью 109 § § 7 и 8 из Уголовно-процессуального кодекса. Впоследствии, дальнейшие расширения в той же самой цели и в отношении того же самого законного положения предоставил Городской Суд 1 октября и 3 декабря 2008, 3 февраля, 1 и 28 апреля 2009. Стороны не согласились относительно того, были ли такие повторные расширения разрешены при применимых положениях внутригосударственного права. Суд уже исследовал подобную ситуацию в Корчугановой v. Случай России, в котором у этого было отношение к интерпретации, данной российским Конституционным судом соответствующих положений Уголовно-процессуального кодекса (§ 51, прецедент, на который ссылаются выше). Суд отметил, что, согласно обязательным разъяснениям Конституционного суда от 13 июня 1996 и 25 декабря 1998 (процитированный в параграфах 41 и 42 выше), в отсутствие явно выраженного законного положения для повторных расширений задержания на том основании, что ответчик не закончил изучать файл, предоставление таких повторных заявлений на расширение задержания ответчика не было разрешено законом и несовместимое с гарантией от незаконного содержания под арестом. Рестриктивная интерпретация, принятая Конституционным судом, совместима с требованиями Статьи 5, предоставление, которое делает задержание исключительным отбытием от права до свободы и того, который только допустим в исчерпывающе перечисленных и строго определенных случаях (см., среди других, Шерстобитова v. Россия, № 16266/03, § 113, 10 июня 2010; Shukhardin v. Россия, № 65734/01, § 67, 28 июня 2007; Нахманович v. Россия, Нет. 55669/00, § 79, 2 марта 2006; и Худоеров, процитированный выше, § 142).

61. Прецедентное право российского Конституционного суда потребовало, чтобы возможность предоставить многократные расширения на той же самой земле была явно упомянута и предусмотрена в законе уголовного процесса. Принятие нового Уголовно-процессуального кодекса в 2003 не затрагивало законность или применимость прецедентного права Конституционного суда, и текст новой Статьи 109 близко следовал за той из прежней Статьи 97. Решение Конституционного суда от 19 марта 2009, к которому обратилось правительство, не изменяло позицию Конституционного суда […]. Суды общей юрисдикции в данном случае, и правительство в их подчинении перед Судом, приняли расширительное толкование Статьи 109, утверждая, что в отсутствие явно выраженного запрета на многократные расширения на той же самой земле компетентный суд должен остаться свободным предоставить так много расширений, как это считало соответствующим в сложившейся ситуации случая. Однако, ни внутренние суды, ни правительство не смогли показать, что новая Статья 109 содержала четко выраженное положение для повторных расширений периода задержания с этой целью. Из этого следует, что их расширительное толкование этого предоставления сидело плохое рестриктивной интерпретацией, принятой российским Конституционным судом, и было несовместимо с принципом защиты от произвольности, хранимой в Статье 5 Соглашения. Соответственно, правовая основа для дополнительных заказов от 1 октября и 3 декабря 2008, 3 февраля, 1 и 28 апреля 2009, который охватывал период задержания кандидата с 4 октября 2008 до 20 мая 2009, была дефицитна, и задержание кандидата в течение того периода нарушало Статью 5 § 1.»

78. В данном случае Суд не видит причины отступить от ее предыдущего заключения в том смысле, что положения российского закона, управляющего задержанием, надвигающееся исследование файла случая ответчиком не обозримо в их заявлении и далеко от «качества законного» стандарта, требуемого в соответствии с Соглашением, поскольку они не содержат явно выраженного правила относительно возможности повторных расширений задержания ответчика надвигающееся исследование файла случая.

79. Это полагает, поэтому, что, поскольку жалоба кандидата касалась периода между 28 июня и 24 сентября 2006, не было никакого нарушения Статьи 5 § 1 из Соглашения, так как у задержания кандидата в вышеупомянутый период была правовая основа в Статье 109 § 7 из Уголовно-процессуального кодекса, разрешающего суду расширять период задержания вне восемнадцати месяцев, если это было необходимо позволить ответчику изучать файл случая. Однако, что касается последующего периода между 24 сентября 2006 и 24 апреля 2008, в отсутствие любого четко выраженного положения в Статье 109 для повторных расширений периода задержания с этой целью, Суд находит, что было нарушение Статьи 5 § 1 из Соглашения.

II. Предполагаемое нарушение Статьи 5 § 3 из Соглашения

80. Кандидат жаловался, что продолжительность его задержания на арестованном была чрезмерной. Он полагался на Статью 5 § 3 из Соглашения, которое читает следующим образом:

«Все арестовали или задержали в соответствии с положениями параграфа 1 © этой Статьи, буду… наделен правом на испытание в пределах разумного срока или выпускать надвигающееся испытание. Выпуск может быть обусловлен гарантиями, чтобы появиться для испытания.»

A. Допустимость

81. Суд отмечает, что эта жалоба не явно необоснованна в рамках Статьи 35 § 3 (a) Соглашения. Это дальнейшие примечания, что это весьма допустимо на любых других основаниях. Это должно поэтому быть объявлено допустимым.

B. Достоинства

1. Подчинение сторонами

 

82. Правительство утверждало, что задержание кандидата было основано на «соответствующих и достаточных» причинах, в соответствии со Статьей 5 § 3 из Соглашения. Кандидат подозревался в нескольких особенно тяжких преступлениях и членстве организованной преступной группировки с рассчитанной структурой, связями между ее участниками, средствами заговора и защиты от правоохранительных властей. Несколько членов группы были все еще в бегах в то время. Несколько свидетелей и жертв выразили страх перед тем, чтобы быть подвергнутым незаконному давлению и репрессии кандидатом и другими членами группы в связи с их выписками. Была достаточная фактическая информация, обосновывающая вышеупомянутые проблемы. Оценка вышеупомянутых элементов привела внутренний суд к заключению, что если выпущено кандидат мог бы скрыться или иначе вмешаться в отправление правосудия в случае.

83. Кандидат утверждал, что главным аргументом, выдвинутым внутренними властями для его длительного задержания, была серьезность расходов против него. Он продолжил, что рассуждение, примененное внутренним судом, испытывало недостаток в любых специфических особенностях, имеющих отношение к его отдельной ситуации.

2. Оценка Суда

(a) Общие принципы

84. В определении продолжительности задержания во время судопроизводств в соответствии со Статьей 5 § 3 из Соглашения, период, который будет учтен, начинается в день, обвиняемый арестован и заканчивается в день, когда сбор определен, даже если только судом первой инстанции (см. Панченко v. Россия, № 45100/98, § 91, 8 февраля 2005; Labita v. Италия [СБОРЩИК МУСОРА], № 26772/95, § § 145 и 147, 2000-IV ECHR; и Вемхофф v. Германия, 27 июня 1968, § 9, Ряд № 7).

85. Под прецедентным правом Суда проблема того, разумен ли период от задержания до выяснения обстоятельств, не может быть оценена в abstracto. Разумно ли для обвиняемого остаться в заключении, должен быть оценен в каждом случае согласно его характерным особенностям. Длительное задержание может быть оправдано в данном случае, только если есть определенные указания относительно подлинного требования общественного интереса, который, несмотря на презумпцию невиновности, перевешивает правило уважения к свободе личности (см., среди других властей, W. v. Швейцария, 26 января 1993, § 30, Ряд 254-A номер, и Pantano v. Италия, № 60851/00, § 66, 6 ноября 2003).

86. Постоянство разумного подозрения, что арестованное лицо совершило преступление, является условием, обязательным для законности длительного задержания, но после определенного промежутка времени, который это больше не удовлетворяет. В таких случаях Суд должен установить, продолжала ли другая территория, данная судебными властями, оправдывать лишение свободы. Где такая территория «релевантна» и «достаточна», Суд должен также установить, показали ли компетентные государственные власти «специальное усердие» в поведении слушаний (см. Labita, процитированный выше, § § 152 и 153). Обоснование за любой период от задержания до выяснения обстоятельств, независимо от того как короткий, должно быть убедительно продемонстрировано властями (см. Шишкова v. Болгария, № 38822/97, § 66, 2003-I ECHR). Решая, должно ли лицо быть освобождено или задержано, власти обязаны рассмотреть альтернативные меры обеспечения его появления на испытании (см. Яблонски v. Польша, № 33492/96, § 83, 21 декабря 2000).

(b) Применение этих принципов в данном случае

(i) Период, который будет учтен

87. 28 декабря 2004 был арестован кандидат. 28 марта 2011 он был признан виновным. Полная продолжительность заключения под стражу до начала судебного процесса кандидата составляла, поэтому, к шести годам и трем месяцам. Особенно беспорядочная продолжительность заключения под стражу до начала судебного процесса кандидата — вопрос глубокой озабоченности Судом.

(ii) Основания для длительного задержания

88. Суд замечает, что начальный выбор опекунской меры относительно кандидата в декабре 2004 был вызван подозрением в его членстве организованной преступной группировки, бандитизма, вымогательства и мошенничества, и риска, что он будет угрожать жертвам и свидетелям (см. параграф 8 выше).

89. Впоследствии, когда случай против кандидата исследовался между декабрем 2004 до июня 2006, внутренний суд расширял задержание кандидата в пяти случаях, цитируя в качестве причин особая сила тяжести и организовывал природу преступлений, с которыми кандидат был обвинен, сложность случая и потребности, чтобы выполнить различные исследовательские действия, так же как риск, что кандидат скроется и затруднит слушания, проявляя давление на свидетелей и жертв. Последний риск был доказан выписками от свидетеля Д., что ему угрожали кандидат, и информация, полученная Единицей Организованной преступности в Рязанском Региональном Министерстве внутренних дел, в том смысле, что члены преступной группировки, которой кандидат был подозреваемым членом, наводили справки о людях, расспрошенных в случае как свидетели и жертвы, в целях подчинения их к незаконному влиянию. Суд не теряет из виду факт, что в апреле 2006 дальнейшие обвинения были предъявлены против кандидата из-за различной другой преступной деятельности (см. параграфы 12 — 19 выше).

90. Впоследствии, с июня 2006, когда исследование случая было завершено до апреля 2008, когда кандидат и его соответчики закончили читать файл случая, задержание кандидата было расширено в шести случаях. В дополнение к потребности кандидата и его соответчиков, чтобы прочитать материал досье прежде, чем случай был передан Региональному Суду для испытания, дополнительные заказы полагались на природу и серьезность расходов против кандидата и риска его побега или иначе затруднения слушаний. В каждом случае суд отметил, что обстоятельства, которые определили выбор предупредительной меры, сохранились (см. параграфы 23 — 30 выше). Суд отмечает, что нашел выше этого, задержание кандидата на арестованном в течение большей части этого периода, с 24 сентября 2006 до 24 апреля 2008, было незаконно, и поэтому в нарушении Статьи 5 § 1 из Соглашения (см. параграф 79 выше). Это открытие делает ненужным обсудить, с точки зрения Статьи 5 § 3 из Соглашения, достаточности и уместности территории, данной внутренним судом, чтобы оправдать задержание кандидата во время того периода (см. Федоренко v. Россия, № 39602/05, § 64, 20 сентября 2011).

91. Суд далее замечает, что во время стадии испытаний между апрелем 2008 и мартом 2011 задержание кандидата было расширено в одиннадцати случаях. Решения касались кандидата и девяти соответчиков. Внутренний суд учел силу тяжести и природу расходов против ответчиков, достоверности подозрения, оправдывающего размещение каждого ответчика в заключении, рисках ответчиков, вмешивающихся в курс слушаний, скрываясь, проявляя давление на жертв и свидетелей и переоскорбление. Суд также принял во внимание время, которое каждый ответчик уже провел в заключении, анкетных данных относительно каждого ответчика, и возможности применения более снисходительной предупредительной меры. Существование риска, что кандидат оказал бы давление на свидетелей и жертв, было продемонстрировано в отношении выписок свидетелем судебного преследования Ежом и соответчиком С. Применение мер по обеспечению безопасности относительно определенных свидетелей, опроса определенных свидетелей под псевдонимами и в условиях, держащих их невидимый для кандидата и соответчиков, факт, что ответчики нарушали постановление суда во время опроса определенных свидетелей судебного преследования и что во время испытания некоторые свидетели изменили свое доказательство относительно кандидата и двух других соответчиков. Что касается риска побега и переоскорбления, внутренний суд полагался на факт, что уголовные судопроизводства были установлены против других подозреваемых членов преступной группировки, которая еще не была найдена и арестована, и что кандидат и другие задержанные соответчики не работали нигде в течение долгого времени перед их арестом. Внутренний суд далее упомянул большой объем случая, вовлекающего многократные эпизоды и многочисленных участников. В его новом ордере на арест внутренний суд также рассматривал проблему согласия полной длины кандидата и задержание девяти соответчиков с требованием разумного срока (см. параграфы 32 — 42 выше).

92. Имея отношение к предшествующему, Суд удовлетворен, что причины, продвинутые внутренним судом, чтобы оправдать длительное задержание кандидата на арестованном, были и «релевантны» и «достаточны». Остается быть установленным, показали ли судебные власти «специальное усердие» в поведении слушаний.

(iii) Поведение слушаний

93. В оценке, было ли «специальное усердие» требование встречено, у Суда будет отношение к полной сложности слушаний, любым периодам необоснованной задержки и шагов взятым властями, чтобы ускорить слушания, чтобы гарантировать, что полная продолжительность задержания остается «разумной» (см. Кевина О'Доуда v. Соединенное Королевство, № 7390/07, § 70, 21 сентября 2010, с дальнейшими ссылками).

94. Суд признает, что случай кандидата, относительно организованной преступности и вовлечения нескольких ответчиков, большого количества жертв и свидетелей, был довольно сложен. Это повторяет в этом отношении, что в случаях, вовлекающих многочисленных ответчиков, собирая доказательства, часто трудная задача, поскольку необходимо получить пространные доказательства из многих источников и определить факты и степень предполагаемой ответственности каждого из cо-подозреваемых (см. Юдаева v. Россия, № 40258/03, § 72, 15 января 2009). В данном случае исследование было выполнено за период восемнадцати месяцев с декабря 2004 до июня 2006. Суд не различает существенных периодов на бездеятельности в исследовании.

95. После того сроком на почти два года с июня 2006 до апреля 2008 кандидат и другие ответчики изучали файл случая. В то время как кандидат не может быть обвинен в том, что он в полной мере воспользовался его правом иметь соответствующее время для подготовки его защиты, остается функцией суда замечать, что полная продолжительность задержания остается «разумной». С этой целью расширяя задержание кандидата, ожидающее исследование материала случая, внутренний суд должен иметь в каждом случае, проверенном, продолжало ли дальнейшее задержание с этой целью быть разумным. В данном случае, однако, внутренний суд никогда не делал такую оценку до октября 2007, когда исследователь зарегистрировал запрос об ограничении времени для кандидата, чтобы завершить его изучение файла случая.

96. Впоследствии, в течение почти трех лет с апреля 2008 до марта 2011 случай исследовался судом первой инстанции. Суд внимателен, что право на обвиняемый в заключении, чтобы исследовать его случай с особой экспедицией не должно незаконно препятствовать усилиям судов выполнить их задачи с надлежащей заботой (см. Шеноева v. Россия, № 2563/06, § 56, 10 июня 2010; Contrada v. Италия, 24 августа 1998, § 67, Отчеты о Суждениях и 1998-V Решениях; и Вемхофф, процитированный выше, § 17). Однако, в данном случае правительство не выдвинуло доказательств, показывая, что суд первой инстанции действовал с надлежащей заботой и экспедицией.

97. Наличие расценивает к предшествующему и особенно беспорядочной продолжительности заключения под стражу до начала судебного процесса кандидата, составляющего шесть лет и три месяца, Суд полагает, что внутренние власти были не в состоянии показать «специальное усердие» в поведении слушаний против него., поэтому, было нарушение Статьи 5 § 3 из Соглашения.

III. Другие предполагаемые нарушения Соглашения

98. Наконец, кандидат жаловался в соответствии со Статьей 5 § 1 о предполагаемой незаконности его ареста и в соответствии со Статьей 1 Протокола № 1 о денежных потерях, поддержанных в результате его предположительно незаконного ареста и содержания под стражей.

99. Однако, имея отношение ко всему материалу в его владении, и поскольку эти жалобы находятся в пределах его компетентности, Суд находит, что нет никакого появления нарушения прав и свобод, изложенных в Соглашении или его Протоколах. Из этого следует, что эта часть применения должна быть отклонена как явно необоснованная, в соответствии со Статьей 35 § § 3 (a) и 4 из Соглашения.

IV. Применение Статьи 41 Соглашения

100. Статья 41 Соглашения обеспечивает:

«Если Суд найдет, что было нарушение Соглашения или Протоколов к тому, и если внутренний закон заинтересованной Высокой договаривающейся стороны позволит только частичной компенсации быть созданной, то Суд должен, в случае необходимости, предоставить только удовлетворение потерпевшей стороне.»

A. Ущерб

101. Кандидат требовал 43 016.5 евро (ЕВРО) в компенсации за денежный ущерб за потерю дохода в течение лет в заключении. Он далее требовал 100 000 ЕВРО в компенсации за неденежный ущерб.

102. Правительство утверждало, что требование кандидата к денежному ущербу должно быть отклонено как совершенно необоснованное. Они далее выражали свой взгляд, что требование компенсации кандидата для неденежного ущерба было чрезмерным.

103. Суд не различает причинной связи между найденными нарушениями и предполагаемый денежный ущерб (см., последний раз, Миминошвили v. Россия, № 20197/03, § 146, 28 июня 2011, с дальнейшими ссылками).

104. С другой стороны, в свете материалов в его владении и создании его оценки на равноправной основе, это присуждает кандидату 15 000 ЕВРО в компенсации за неденежный ущерб плюс любой налог, который может быть ответственным на этой сумме.

B. Издержки и расходы

105. Кандидат не требовал издержек и расходов. Соответственно, нет никакого требования вынести решение при этом главе.

C. Процентная ставка по просроченному долгу

106. Суд полагает, что приспосабливает это, процентная ставка по просроченному долгу должна быть основана на крайнем ссудном проценте европейского Центрального банка, к которому должен быть добавлен три процентных точки.

ПО ЭТИМ ПРИЧИНАМ, СУД ЕДИНОДУШНО

1. Объявляет жалобы относительно законности задержания кандидата между 28 июня 2006 и 24 апреля 2008 и продолжительность задержания кандидата допустимый и остаток от применения недопустимый;

2. Считает, что не было никакого нарушения Статьи 5 § 1 из Соглашения из-за задержания кандидата между 28 июня и 24 сентября 2006;

3. Считает, что было нарушение Статьи 5 § 1 из Соглашения из-за задержания кандидата между 24 сентября 2006 и 24 апреля 2008;

4. Считает, что было нарушение Статьи 5 § 3 из Соглашения из-за факта, что внутренние власти были не в состоянии показать «специальное усердие» в поведении слушаний против кандидата;

5. Держится

(a) то, что ответное государство должно оплатить кандидату, в течение трех месяцев после даты, в которую суждение становится заключительным в соответствии со Статьей 44 § 2 из Соглашения, 15 000 ЕВРО (пятнадцать тысяч евро), плюс любой налог, который может быть ответственным, относительно неденежного ущерба, чтобы быть преобразованным в российские рубли по ставке, применимой во время расчета;

(b) это от истечения вышеупомянутых трех месяцев до простого процента расчета должно быть подлежащим оплате на вышеупомянутой сумме по ставке, равной крайнему ссудному проценту европейского Центрального банка во время периода по умолчанию плюс три процентных точки;

6. Отклоняет остаток от требования кандидата к только удовлетворению.

Сделанный на английском языке, и уведомленный в письменной форме 29 мая 2012, в соответствии с Правилом 77 § § 2 и 3 из Правил Суда.

Нина {VAJIC}

Президент

{Андрэ} УОМПАШ

Представитель Реджистрэр



ВернутьсяВернуться