Определение Московского городского суда от 22 марта 2013 года по гражданскому делу N 4г/5-1126 — Юридическая, судебная практика. Адвокат Кудашев С. В. Суды общей юрисдикции — Судебная практика
Мурманск, ул. Марата 14, офис 24
clock+
График работы
 09:00 — 21:00
Сегодня:
Воскресенье 18 Ноябрь

+7 911 800-1000

+7 953 300-0011

Определение Московского городского суда от 22 марта 2013 года по гражданскому делу N 4г/5-1126

С.В.А. обратилась в суд с иском к С.Е.В., с учётом уточнения первоначально заявленных требований, произведённых в соответствии со ст. 39 ГПК РФ, о признании права общей совместной собственности на жилое помещение, расположенное по адресу:, как на имущество, нажитое супругами в период брака, и об определении долей в праве собственности в данном жилом помещении по ½ доли за каждым из супругов.

Требования мотивированы тем, что она состояла с ответчиком в браке с г. по г., который был расторгнут на основании решения Нагатинского районного суда г. Москвы от 22.02.1994 г. При расторжении брака раздел совместно нажитого имущества не производился. В период брака сторонами была приобретена двухкомнатная квартира N в ЖСК »», по адресу, пай за которую выплачен полностью в года. Ответчик являлся членом ЖСК »» с года и первоначально ему исполкомом райсовета г. Москвы была предоставлена однокомнатная квартира N по адресу:, пай за которую в размере рублей копеек был выплачен с по годы. В года, с согласия общего собрания членов ЖСК »», С.Е.В. в целях улучшения жилищных условий, был произведён обмен занимаемой однокомнатной квартиры N на освободившуюся двухкомнатную квартиру N в том же ЖСК, по тому же адресу, с доплатой разницы паевого взноса на расчётный счёт ЖСК «о». Общая сумма пае накопления за спорную квартиру составляла рубля копеек, из которых рублей копеек были учтены за переданную ЖСК»» однокомнатную квартиру, рубля копеек были выплачены г. матерью ответчика — С.Л.И., путём перечисления денежных средств с её счета на расчётный счёт ЖСК »», и оставшаяся денежная сумма в размере рубля копейки была выплачена ответчиком в года за счёт общих денежных средств супругов. Договор дарения между ответчиком и его матерью на перечисленную ею в ЖСК сумму в установленном порядке и форме не заключался. В отсутствие специального соглашения между С.Л.И. и С.Е.В. о предварительном дарении данных денежных средств порождала у неё, С.В.А., как супруги, право на указанную определённую часть пае накопления как имущество, нажитое в период брака. Истец полагала, что паевой взнос за спорную квартиру в размере рублей копеек был внесён за счёт общего имущества и доходов супругов. Квартира N, которую стороны считали общей собственностью, по соглашению между ними осталась в пользовании ответчика, где он стал проживать совместно со своими родителями с их регистрацией по месту жительства и принятием на себя обязательств по содержанию и оплате данного жилого помещения. При этом также была достигнута договорённость о совместном проведении государственной регистрации права общей собственности на спорную квартиру с участием обоих бывших супругов. Однако, как истцу стало известно, ответчик в нарушение достигнутой договорённости, в году произвёл регистрацию права собственности на спорное жилое помещение на своё имя. О нарушении ответчиком её прав ей стало известно г. из полученной выписки из ЕГРП. Считает, что действиями ответчика по государственной регистрации г. его права собственности на спорную квартиру, нарушены её права и законные интересы в отношении квартиры как общего имущества, участником которого она является. От своего права на часть совместно нажитого имущества она не отказывалась. Полагает, что трёхлетний срок исковой давности по требованию об определении долей в праве собственности ею не пропущен, поскольку должен исчисляться не с момента прекращения брака .), а с момента государственной регистрации права .), то есть со дня, когда ей могло и должно было стать известно о нарушенном праве. Кроме того, истец полагала, что для требований о признании имущества общей совместной собственностью супругов и определении доли бывшего супруга в праве общей совместной собственности на нажитое в период брака имущество сроки исковой давности законодательством не установлены.

Решением Нагатинского районного суда г. Москвы от 27.03.2012 г. постановлено:

В удовлетворении иска С.В.А. к С.Е.В. о признании права общей совместной собственности на жилое помещение, нажитое супругами в период брака, определении долей собственности жилого помещения — отказать.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10.10.2012 г., в редакции апелляционного определения от 04.12.2012 г., постановлено:

Решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 27.03.2012 г. отменить, принять новое решение, в соответствии с которым признать за С.В.А. право собственности на ½ долю в праве собственности на квартиру N, расположенную по адресу: г., а за С.Е.В. право собственности на ½ долю в праве собственности на квартиру N, расположенную по адресу:.

В кассационной жалобе С.Е.В. ставится вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10.10.2012 г., в редакции апелляционного определения от 04.12.2012 г., и оставлении в силе решения Нагатинского районного суда г. Москвы от 27.03.2012 г.

По запросу от 19.02.2013 г. указанное гражданское дело истребовано из Нагатинского районного суда г. Москвы для проверки в кассационном порядке. 27.02.2013 г. дело поступило в Московский городской суд.

Полагаю, что кассационную жалобу С.Е.В. с гражданским делом надлежит передать для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции — Президиума Московского городского суда.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (ст. 387 ГПК РФ).

Такие нарушения были допущены судом апелляционной инстанции при рассмотрении дела.

Из материалов дела усматривается, что С.В.А. и С.Е.В. состояли в зарегистрированном браке с г. .д. 11).

На основании решения Нагатинского районного суда г. Москвы от 22.02.1994 г. брак между сторонами прекращён г. .д. 12).

Жилое помещение, по поводу которого между истцом и ответчиком возник спор, представляет собой двухкомнатную квартиру N 385 в доме ЖСК »», общей площадью кв. м, по адресу: .д. 31 — 34).

Членом ЖСК »» с г. является. .д. 55).

Судом установлено, что первоначально С.Е.В. исполкомом райсовета г. Москвы была предоставлена в доме ЖСК »» однокомнатная квартира N, расположенная по адресу: .д. 46).

В последующем решением общего собрания членов ЖСК »» от г. С.Е.В. были улучшены жилищные условия с предоставлением ему и его родителям С.В.И. и С.А.И. (три человека) двухкомнатной квартиры N в том же доме с доплатой паевого взноса. г. исполкомом райсовета г. Москвы С. Е.В. выдан ордер на право занятия данной квартиры на состав семьи 3 человека: он и двое его родителей .д. 46 — 47).

На момент проведения собрания уполномоченных членов пайщиков ЖСК »» г. пае накопление С.Е.В. по однокомнатной квартире N составлял рублей копеек, и денежные средства были переведены за предоставленную ему двухкомнатную квартиру N. Балансовая стоимость двухкомнатной квартиры N составляла рубля копеек. Паевой взнос за квартиру в размере рубля копеек оплатила мать С.Е.В. — С.Л.И., г. путём перечисления данной суммы со своего счета в сберегательном банке на расчётный счёт ЖСК »». Остаток паевого взноса в сумме рубля копейки выплачен С.Е.В. в года .д. 47 — 50). Указанные обстоятельства подтвердили стороны в судебном заседании г. .д. 94 — 104).

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции пришёл к выводу о том, что спорное жилое помещение является совместно нажитым имуществом сторон, поскольку паевой взнос уплачен в период брака, однако учётом заявления ответчика) истцом пропущен срок исковой давности.

При этом суд исходил из того, что, будучи в браке с ответчиком, а также в г. при расторжении брака истец знала о выплаченном пае за спорное жилое помещение и о своём праве на определение супружеской доли в квартире не заявляла. При этом суд указал в решении, что С.В.А. в квартире не проживала, расходы на её содержание не несла. Суд посчитал, что срок исковой давности по требованию об определение долей в совместно нажитом имуществе в виде спорного жилого помещения супругов С-вых, брак которыми прекращён, следует исчислять с. и истёк он.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда, отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение, которым исковые требования С.В.А. были удовлетворены, пришла к выводу, что суд неправильно определил начало течения срока исковой давности с г., не указал с каким событием, свидетельствующим о нарушении прав истца он связывает указанную дату, ошибочно признал допустимым доказательством копию справки ЖСК N, в то время как оригинал справки суду представлен не был, а сведения, содержащиеся в справке, противоречат другим доказательствам. Суд апелляционной инстанции посчитал, что начало течения срока исковой давности следует считать с момента регистрации С.Е.В. только в свою собственность права на спорное жилое помещение в Управлении Росреестра по г. Москве в г., а не с г. Суд апелляционной инстанции пришёл к выводу, что истец С.В.А. не пропустила срок исковой давности.

С.Е.В. в кассационной жалобе указывает на то, что вывод суда апелляционной инстанции об отсутствии оснований для применении последствий пропуска С.В.А. срока исковой давности постановлен с существенным нарушением норм материального права, так как не был применён закон, подлежащий применению, а именно: ч. 2 ст. 7 Закона СССР от 06.03.1990 г. «О собственности в СССР», ч. 4 ст. 13 Закона РСФСР «О собственности в РСФСР», п. 4 ст. 218 ГК РФ, ч. 2 ст. 199 ГК РФ, поскольку пай за спорную квартиру выплачен в сентябре 1993 года, брак между сторонами прекращён 22.03.1994 г., а с иском С.В.А. обратилась в суд 23.11.2011 г.

Данные доводы заслуживают внимания.

В соответствии с положениями ст. ст. 20, 21 Кодекса о браке и семье РСФСР, действовавшего на момент возникновения спорных отношений, имущество, нажитое супругами во время брака, является их общей совместной собственностью. Супруги имеют равные права владения, пользования и распоряжения этим имуществом. В случае раздела имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, их доли признаются равными. Для требования о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью разведённых супругов, устанавливается трёхлетний срок исковой давности.

Аналогичные нормы права существуют и в действующем законодательстве.

Судом установлено, что членом ЖСК »» с г. является С.Е.В., первоначально на однокомнатную квартиру N, расположенную по адресу: В последующем решением общего собрания членов ЖСК »» от г. С.Е.В. были улучшены жилищные условия с предоставлением ему и его родителям С.В.И. и С.А.И. (три человека) двухкомнатной квартиры N в том же доме с доплатой паевого взноса. Пай за спорную квартиру выплачен С.Е.В. в период брака с С.В.А., и в силу указанных норм закона, является совместно нажитым имуществом сторон.

Однако при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции оставлено без внимания, что в соответствии с п. 2 ст. 7 Закона СССР «О собственности в СССР», введённого в действие с 01.07.1990 г., если член жилищного, жилищно-строительного, дачного, гаражного или другого кооператива, полностью внёсший свой паевой взнос за квартиру, дачу, гараж, иное строение или помещение, предоставленные ему в пользование, то он приобретает право собственности на это имущество.

В силу п. 2 ст. 13 Закона РСФСР «О собственности в РСФСР», действовавшего с 01.01.1991 г., член ЖСК, полностью внёсший свой паевой взнос за квартиру, приобретает право собственности на эту квартиру.

Аналогичная норма права содержится и в п. 4 ст. 218 ГК РФ, введённого в действие с 01.01.1995 г., в соответствии с которой член жилищного, жилищно-строительного, дачного, гаражного или иного потребительского кооператива, другие лица, имеющие право на пае накопления, полностью внёсшие свой паевой взнос за квартиру, дачу, гараж, иное помещение, предоставленное этим лицам кооперативом, приобретают право собственности на указанное имущество.

Из толкования вышеуказанных норм материального права следует, что в отличие от иного недвижимого имущества право собственности, на которое в силу ст. 131 ГК РФ возникает с момента регистрации права, право собственности на квартиру в ЖСК возникает с момента выплаты пая.

Согласно п. 2 ст. 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Из материалов дела усматривается, что ответчиком С.Е.В. было заявлено требование о применении срока исковой давности.

Положениями п. 7 ст. 38 СК РФ установлен трёхлетний срок исковой давности для требований супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут. Указанный срок подлежит применению также к требованию о признании за одним из бывших супругов права собственности на имущество, зарегистрированное на имя другого, и об установлении общей долевой собственности на такое имущество, если только после расторжения брака второй супруг не осуществлял полномочия собственника (пользование, владение и распоряжение имуществом — п. 1 ст. 209 ГК РФ), либо участвовал в содержании имущества (ст. 210 ГК РФ) и в связи с этим не имел оснований считать своё право оспариваемым или нарушенным.

Пунктом 1 статьи 200 ГК РФ предусмотрено, что течение исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются Гражданским кодексом РФ и иными законами.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 05.11.1998 г. N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», течение трёхлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут (п. 7 ст. 38 СК РФ), следует исчислять не со времени прекращения брака (дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния при расторжении брака в органах записи актов гражданского состояния, а при расторжении брака в суде — дня вступления в законную силу решения), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п. 1 ст. 200 ГК РФ).

Из материалов дела следует, что С.В.А., ещё, будучи в браке с ответчиком, а также в г. при расторжении брака с ним, знала о выплаченном пае за спорное жилое помещении и о своём праве на определение супружеской доли в квартире, однако в спорной квартире не проживала, расходы по содержанию жилого помещения не несла, своей заинтересованности в данном жилье не выражала.

Перечисленные доводы заслуживают внимания, в связи с чем, кассационную жалобу С.Е.В. с гражданским делом и настоящим определением надлежит передать для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

На основании изложенного, руководствуясь п. 2 ч. 2 ст. 381, ст. 384 ГПК РФ,

определил:

 кассационную жалобу С.Е.В. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10.10.2012 г. в редакции апелляционного определения от 04.12.2012 г. с гражданским делом по иску С.В.А. к С.Е.В. о признании права общей совместной собственности на жилое помещение, нажитое супругами в период брака, определении долей собственности жилого помещения — передать для рассмотрения в судебном заседании Президиума Московского городского суда.

Судья Московского городского суда (подпись)

ВернутьсяВернуться