Мурманск, ул. Марата 14, офис 24
clock+
График работы
 09:00 — 21:00
Сегодня:
Четверг 19 Сентябрь

+7 911 800-1000

+7 953 300-0011

Причины того, что ни следователь, ни дознаватель для прекращения уголовного преследования не поддерживают примирение пострадавшего с обвиняемым

Почему дознаватели и следователи подогревают вражду между противоборствующими сторонами в уголовном процессе?

В странах Запада, где правовые устои формировались долгий исторический период, существует практика закрытия уголовного дела, если стороны договорились. И в РФ тоже есть законы, позволяющие не садить правонарушителя за решётку без особой необходимости. Однако на практике отмечается иная ситуация.

К примеру, произошла драка на почве неприязненных отношений. Кто-то кому-то  причинил поправимый вред здоровью и испортил имущество, за что был арестован (ст. 112 УК РФ). Осознав, что он натворил, подсудимый оплатил пострадавшему стоимость испорченных вещей и расходы на лечение. Также он компенсировал то время, в течение которого пострадавший человек не смог получать доход.

У пострадавшего гражданина больше не было претензий к правонарушителю, который уже наказал сам себя. Максимум, что грозило бы такому человеку в Европе, — это условный срок. В России же его, скорее всего, посадят, да ещё осудят по максимуму – на 5 лет, если интересы раскаявшегося правонарушителя не станет представлять грамотный адвокат. Но даже опытному правоведу приходится непросто, так как люди в погонах хотят именно посадить человека, а не разобраться в ситуации.

Почему подсудимому выгодно компенсировать нанесённый ущерб

Человек, осознавший вину, стремится как-то  возместить тот ущерб, что причинил потерпевшему. Подсудимый понимает, что этим способом ему удастся снизить ответственность за совершенное преступление. Он надеется не отбывать наказание за решёткой. Потерпевшая сторона также соглашается с предлагаемым способом примирения. Адвокат становится легальным посредником, а именно — помогает сторонам договориться мирно.

Факт, что правонарушитель (зачастую изначально не имевший злого умысла, просто так вышло) и пострадавший договорились по поводу компенсации, оценивается судом. А до начала судебного заседания дознаватель и следователь имеют возможность убедиться в чётком намерении обвиняемого хотя бы частично загладить свою вину. Об этом говорится в ст. 25 УПК РФ.

Условия для прекращения уголовного преследования в связи с примирением сторон

Адвокат подсудимого сразу скажет своему клиенту, может ли он рассчитывать на снисхождение суда, если компенсирует все убытки. В других случаях гражданин может рассчитывать только на некоторое смягчение приговора. Также добровольная компенсация ущерба становится альтернативой принудительной конфискации имущества обвиняемого. Ведь закон требует, чтобы оно было продано, а деньги переданы пострадавшей стороне.

Для закрытия дела или вынесения наказания без заключения под стражу должны присутствовать следующие условия.

1. Подсудимый впервые совершает противоправный поступок (ст. 76 УК РФ).

2. Человек хочет и, что очень важно, имеет возможность загладить вину перед тем, кому нанёс ущерб, причинил страдания.

3. Преступление считается:

  • не слишком значительным;
  • средней тяжести.

То есть по закону гражданину, не пожелавшему раскаяться и загладить вину, присудили бы максимум 5 лет лишения свободы.

4. Если обвиняемый выразил желание загладить вину, обычно он возмещает именно материальный ущерб. Но так как могут быть нарушены и другие права или интересы пострадавшего человека, их также придётся восстанавливать за счёт виновника происшествия. Он согласен.

Примирение пострадавшего с обвиняемым для прекращения уголовного преследования

Процедура примирения

Намерение подсудимого загладить свою вину перед пострадавшим закрепляется письменно. Однако присутствие самого факта раскаяния не означает, что на стадии досудебного расследования адвокату удастся добиться прекращения уголовного дела.

Если вина человека не слишком серьёзная, а претензии предъявляет только конкретный пострадавший, с которым удалось договориться по поводу возмещения ущерба, в этом случае судья вправе утвердить заявление о прекращении дела, так как стороны замирились.

Нежелание чиновников в погонах прекращать расследование

Это только в старых советских фильмах представители правоохранительных органов, которые ведут дознание или следствие, стремятся помочь оступившемуся человеку поскорее вступить на праведный путь. В действительности же и дознаватель, и следователь кровно заинтересованы в передаче дела для разбирательства судье.

Они со всей тщательностью (насколько позволяет квалификация) осуществляют досудебное производство, чтобы прокурор имел возможность приступить к разбирательству в зале суда, находясь, как говорится, во всеоружии. Только тогда представитель стороны обвинения сможет убедить судью, чтобы тот назначил правонарушителю наказание по максимуму.

Чем больше уголовных дел доведено до суда, тем выше показатель следственного отдела и более значительными считаются профессиональные достижения конкретного правоохранителя, занимавшегося расследованием. А ведь именно этот показатель раскрывает работу сотрудника. Если дело доведено до суда, значит, правоохранитель хорошо постарался, чтобы изобличить преступника. Считается, чем больше таких дел, тем лучше работает чиновник в погонах.

Так как прокурор заинтересован в более жёстком наказании преступника, он давит на дознавателя (имеет возможность контролировать ход дознания). А мнение следователя – фигуры так называемой процессуально независимой – реально зависит от решений начальника отдела.

Вот и выходит, что ни следователь, ни дознаватель не желают поддерживать примирение пострадавшего с обвиняемым. Ведь отказ пострадавшей стороны от предъявления претензий к человеку, совершившему противозаконные действия, обычно означает, что дело следует закрывать. Иначе судья может попросту не понять, почему прокурор продолжает требовать наказания со всей суровостью для лица, которое всячески стремится загладить и без того не слишком значительную вину.

Дополнительные опасения должностных лиц

Во-первых, частые примирения враждебно настроенных сторон считаются признаком коррупции. Спецкомиссия обращает внимание именно на часто отмечающийся мирный исход дела.

Можно предположить, что следователь, получивший от преступника «дополнительное вознаграждение за стремление более глубоко разобраться в сути проблемы», даёт понять пострадавшей стороне, что обидчика всё равно не удастся наказать. Так путь же он хотя бы заплатит за то, что сотворил!

Или дознаватель мог проигнорировать какие-то существенные факты, учитывая которые, подсудимый понёс бы суровое наказание. Тоже не бесплатно… Также заявление о примирении может указывать на то, что пострадавшего запугали, он подвергся шантажу.

Во-вторых, подозреваемого арестовали. Это означает, что следователь посчитал его лицом, пребывание которого на свободе грозит опасностью для других. Значит, одного только примирения будет недостаточно, чтобы прекратить дело. На обвиняемом уже стоит тавро «опасного преступника», так что и судья не слишком стремится отпускать правонарушителя на свободу, даже если тот договорился с человеком, пострадавшим от его действий.

Здесь примирение, которое уже состоялось, отходит на второй план, позволяет лишь смягчить наказание. Основное внимание уделяется самому совершённому деянию.

Даже судья не вправе препятствовать подсудимому, выразившему желание расплатиться с пострадавшим. Однако на перечисление денег, выражение искреннего раскаяния, принесение извинений обращается внимание только вскользь. Представитель обвинения может заявить, что раскаяние – это лукавство, так как преступника уже выкрыли. А выплачивать деньги ему всё равно придётся.

Право или обязанность?

Нет обязанности прекращать рассмотрение уголовного дела только по той причине, что примирение состоялось, ни у дознавателя, ни у следователя, ни у судьи. Более того, следователь не обязан пояснять мотивы, которыми он руководствуется, принимая решения. Другими словами, судьба раскаявшегося человека напрямую зависит не от закона, а больше от настроения и личных интересов следователя или другого чиновника в погонах.

Стремление России стать наконец правовым государством не означает, что провозглашение этого на каждом углу и прочее шаманство поможет каждому гражданину стать зависимым не от надуманных интересов следователя, а исключительно от положений российского законодательства.

Примеры подобных событий, когда сотрудники МВД выражали явное нежелание идти навстречу сторонам уголовного процесса, не редки и в Мурманской области. К сожалению, такой подход к делу только мешает потерпевшим получать компенсации от виновников происшествий.

Выходит, что здесь выигрывает только государственный чиновник, получающий дополнительные преференции за добавление простому делу значимости и доведение его до суда. Адвокату приходится пояснять служителям закона то, что и так ясно: пострадавший человек простил обидчика, который расплатился, не видит необходимости и не желает садить его за решётку.

Дата: 18.01.2019
ВернутьсяВернуться