Мурманск, ул. Марата 14, офис 24
clock+
График работы
 09:00 — 21:00
Сегодня:
Среда 19 Июнь

+7 911 800-1000

+7 953 300-0011

Призыв начальника следственного органа к адвокату о помощи следователю - признание некомпетентности сотрудников полиции или же скрытая угроза

Есть несколько столпов, на которых держится репутация адвоката. Он, как и врач, не должен действовать во вред клиенту. Обвиняемый и привлечённый им юрист совместно выбирают тактику защиты, причём самовольно выходить за её рамки адвокат не вправе. Если доверитель предоставил ему информацию, тогда разглашать эти сведения по собственному желанию правозащитник не может, как не имеет права священник нарушать тайну исповеди.

В законе об адвокатуре эта позиция адвоката чётко обозначена (пп. 3-5 п. 4 ст. 6).

Люди, обращающиеся за помощью к ответственному юристу, должны быть уверены, что «подковёрного» компромисса за их спинами не последует, их защитник не станет жертвовать своей репутацией ради спокойного житья, его не сломает ни скрытое, ни откровенное давление со стороны руководства следственными органами, он будет продолжать защищать доверителя всеми способами, предлагаемыми законом и Конституцией. Но такая бескомпромиссность обходится защитнику недёшево.

Распределение обязанностей — не пустая фраза

Каждый, кто имеет отношение к юриспруденции, исполняет только свои функции. Все они обозначены в специальных законах. Некоторым сотрудникам органов правопорядка следует вспомнить, что попытка воздействовать на адвоката любым способом – это уже правонарушение.

Дознаватель собирает сведения на первичном этапе расследования преступления, но некоторые свои действия согласовывает с прокурором. Может выясниться, что преступления не было.

Задача следователя — фиксировать все факты, что относятся к делу. Следователь может помочь человеку оправдаться, хотя это бывает редко. Если же гражданин действительно совершил преступление, тогда нужно разобраться, с какой целью он это сотворил, нужно ли его держать до суда под замком. Следователь собирает сведения, оценивает их, передаёт обвинителю. Адвокат также вправе требовать предоставления ему добытых сведений, ведь всё равно они всплывут на суде. А вот предоставлять информацию, если это навредит клиенту, он не обязан.

Государственный обвинитель убеждает судью в необходимости покарать подсудимого как можно строже.

Задача адвоката состоит не только в поиске доказательств невиновности клиента. Правозащитник помогает суду понять мотивы преступления, разобраться в особенностях личности обвиняемого. Тогда судья может вынести приговор допустимо мягкий или оправдать человека.

Функция судьи — разобраться во всех обстоятельствах дела, учесть все нюансы, в том числе характеристику личности подсудимого, вынести справедливое решение. Суд — процесс сложный, поэтому приговор выносит не автомат, а человек. Он прислушивается к мнениям прокурора, адвоката, экспертов, свидетелей, руководствуется положениями законодательства и собственным жизненным опытом.

Неужели теперь всё смешалось? По мнению некоторых сотрудников правоохранительных органов, занимающих начальственные посты, сегодня залатывать любые прорехи в расследовании должен помогать не кто иной, как адвокат. Он же обязан выступать мудрым наставником для слабо разбирающихся в своей профессии молодых сотрудников МВД.

Теперь не только следователь должен становиться верноподданным вассалом прокурора, но и юрист, нанятый обвиняемым для своей защиты. Над этим бредовым выводом можно посмеяться, а можно и призадуматься. Ведь если опытный следователь в чинах, руководящий отделом, вызывает адвоката на беседу, значит, он на что-то   рассчитывает.

Призыв начальника следственного органа к адвокату о помощи: это признание некомпетентности сотрудников или же скрытая угроза?

Если следствие забуксовало

Представим ситуацию, когда дело нужно передавать в суд, а успех представителю прокуратуры не гарантирован. Какие-то факты надуманы и раздуты, другие не соответствуют действительности. Как быть тогда? Ведь компетентный адвокат быстро разберется в просчётах следователя, ревностно выполняющего поручения прокурора. В результате клиенту вынесут мягкий приговор, а может и вовсе оправдают. Прокурору — большой минус. В свою очередь, он «надаёт по шапке» следователю.

Значит, следователь, как человек мыслящий адекватно, ищет любые способы, чтобы засадить гражданина, опрометчиво попавшего в зону его влияния, за решётку. Простейший способ — это обсудить проблему с адвокатом. И ему всё равно, что правозащитник обязан выгораживать обвиняемого, а не «всячески содействовать правосудию». Должностное лицо стремится убедить адвоката, что его клиент сядет в любом случае, остаётся совместно с «молодым следователем» выбрать статью покруче, раз уж прокурор требует. Но где изначально действует принцип: кто попался на глаза — тот по-любому виноват, там правосудие заканчивается.

Приглашение адвоката на странное собеседование

Трудно поверить, и всё же в Мурманской области есть такие руководители следственных отделов, которые хотят совместить несовместимое, то есть выражают желание, чтобы адвокаты помогали молодым следователям формировать обвинения против клиентов. Одно из таких предложений поступило известному адвокату в своеобразной форме.

Майор юстиции предложила «помочь» её неопытной сотруднице (хотя, если учитывать её звание старшего лейтенанта, опыта ей не занимать) сформулировать обвинение, выдвинутое против клиента. Причём, что в этих обстоятельствах особо важно, сразу предложены были конкретные статьи Уголовного кодекса. Не обсуждался вопрос, насколько виновен клиент и виновен ли вообще. Речь шла о том, в каком именно статусе мошенника обвиняемый должен предстать на суде…

А если адвокат не согласен с позицией следователя и намеревается защищать доверителя до победного конца? Почему юрист должен сотрудничать со следственными органами, которые способны перекроить любые полученные сведения таким образом, чтобы именно прокурор остался доволен? И что грозит адвокату, отказавшемуся помогать «молодому следователю»? Вместо ответов – настораживающее многоточие.

А может быть всё дело в слабости проведённого следствия? Может быть, если бы следствие проводилось как полагается, с подозреваемого уже сняли бы обвинение? А так выходит, что адвокат был специально приглашён, чтобы выполнить работу вместо следователя, который якобы молодой ещё. Оказывается, не начальство должно помогать своему сотруднику выискивать зацепки для раскрытия преступления, а адвокат!

Такую позицию руководителей следственных органов закон признаёт недопустимой. Ведь за подобным «приглашением» или вызовом, если адвокат проявит принципиальность, может последовать давление, признаки которого описываются в ст. 285 УК РФ. Наверное, в данном конкретном деле сторона обвинения настолько неуверенно себя чувствует, что решила потрепать нервы адвокату. Мол, не выдержит и согласится с предъявлением клиенту обвинения в совершении крупного мошенничества. Нет, он выдержит и подтвердит в суде надуманность позиции прокурора.

Иначе вернутся те чудовищные времена, когда так называемые правозащитники, тесно сотрудничая с прокуратурой, помогали ставить к стенке неугодных пачками или отправлять на освоение Колымы. Тогда пугливые адвокаты, следуя «пламенным порывам», требовали от судьи самых суровых приговоров для своих подопечных еще с большим рвением, чем обвинители. Но ведь мы не желаем возвращения в ту эпоху…

Дата: 26.12.2018
ВернутьсяВернуться